საქართველოს საპატრიარქო დასავლეთ ევროპის ეპარქია

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Кириллу, Митрополиту Смоленскому и Калининградскому, Председателю Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата

 

Ваше Высокопреосвященство,

Сердечно приветствую Вас и желаю успехов в Вашем архипастырском служении. Получил Ваше ответное письмо, пафос и направленность которого вынуждают меня еще раз обратиться к весьма болезненным для нас вопросам.

Вы сочли мои слова о посягательстве России на территориальную целостность Грузии и о поддержке ею сепаратистских режимов необоснованными и не соответствующими действительности.

Свидетельством посягательства России на территориальную целостность Грузии, на наш взгляд,  являются:

  1. Активное участие российских политиков и военных в осуществлении      государственного переворота в Грузии в 1992 году, а также в фактической аннексии Абхазии в 1993 году. Эти факты не требуют особых доказательств, и они широко освещались в мировой прессе. Благодаря помощи, полученной сепаратистами из православного государства, с помощью «православного русского воинства» были убиты тысячи и стали беженцами в своей стране 300 тысяч православных грузин, абхазов, греков и других.
  2. Поддержка сепаратистских режимов Абхазии и Цхинвальского региона, а также других сепаратистских настроений в отдельных регионах Грузии.
  3. Бомбардировки территории суверенного государства.
  4. Выступления политиков и высших должностных лиц России с угрозой признания независимости Абхазии и так называемой Юго-Осетии.
  5. Затягивание вывода оккупационных войск с территории Грузии и ликвидации военных баз, чем Россия нарушает взятые обязательства.
  6. Использование посреднической миссии в целях блокирования всех путей урегулирования. Используя право вето в Совете Безопасности ООН, Россия многократно блокировала принятие документов, способных ускорить процесс урегулирования.
  7. Постоянное нагнетание напряженности в российско-грузинских отношениях пресловутыми стратегическими интересами России в Грузии. Не следовало бы забывать борцам за российские интересы, что и Грузия имеет свои интересы в Грузии.

Что касается межцерковных отношений, то и они переживают не лучшие времена. Не касаясь этих отношений в период с 1801 по 1990 годы, остановлюсь на событиях последнего десятилетия.

С самого начала противостояния сепаратистского режима Ардзинба и центральной грузинской власти планировался раскол и в Цхум-Абхазской епархии. Однако лишь один из клириков Грузинской Православной Церкви отказался подчиняться своему Священноначалию. Иерей Виссарион Пилиа (сейчас он носит фамилию Аплиаа), пойдя на поводу у сепаратистов, перестал поминать каноническую иерархию и провозгласил себя управляющим Сухумско-Абхазской епархии. Попытки иерея В.Пилиа перейти в юрисдикцию Вселенского Патриархата не увенчались успехом.

Тогда руководство Абхазии и, пребывающий в расколе, священник обратили свои взоры к северу, откуда они всегда получали поддержку. Получил поддержку и «Управляющий Сухумско-Абхазской епархии», и не только у политического руководства России, высшего генералитета и командования миротворческих сил, но и у высшей иерархии Русской Православной Церкви. Зная, что иерей В.Пилиа находится вне общения со своим Священноначалием, он был не только принят Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II в Синодальной резиденции, но и допущен к сослужению в Патриаршем Успенском Соборе Кремля.

С особым гостеприимством встречают этого раскольника и в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата, что не могло иметь место без Вашего на то благословения.

Иерей В.Пилиа частый и желанный гость у епископа Красногорского Саввы и архиепископа Истринского Арсения.

Священник, непонятно какой юрисдикции часто сослуживает иерархам Русской Православной Церкви и в Кремле и в Лавре. Наместник Лавры, не без ведома, я думаю, своего Священноначалия, снабжает В.Пилиа Святым Миром.

Особо следует отметить действия епископа Филарета (ныне Пензенского и Кузнецкого). В его бытность ректором в Московские Духовные Семинарию и Академию было принято 5 жителей Абхазии без соответствующего благословения Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II. Будучи епископом Майкопским и Армавирским, владыка Филарет рукополагал лиц, находящихся под юрисдикцией Грузинской Православной Церкви, и направлял их на служение в Абхазию. При этом эти священники А.Ампар и И.Киут официально числились священниками Майкопской епархии.

По непроверенным, но поступившим из достоверных источников, данным  епископом Филаретом были выданы иерею В.Пилиа Святые Антиминсы, для замены ими грузинских Антиминсов в Абхазии.

В Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь под руководством игумена Петра Пиголя была направлена группа монахов и послушников. После резонанса игумен Петр уехал из Абхазии и приступил к работе в Издательском отделе Московской Патриархии.

Факты нарушения иерархами и клириками Русской Православной Церкви церковных канонов в отношении территориальной юрисдикции Грузинской Православной Церкви многочисленны – постоянные поездки русского духовенства в Абхазию, их священнодействие на территории другой Поместной Церкви и др.

Во время встреч со Святейшим Патриархом Алексием II  Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх Илия II говорил о недопустимости поддержки раскольников.

Иерей В.Пилиа получил не только моральную поддержку в Русской Православной Церкви, но и материальную – из Свято-Троицко-Сергиевой Лавры неоднократно направлялся груз в адрес «Управляющего Сухумско-Абхазской епархии».

Принимая у себя священника не признающего и не подчиняющегося своему архиерею и Патриарху, Вы тем самым способствуете углублению кризиса. Смиренно напоминаю Вашему Высокопреосвященству, что попытки иерея В.Пилиа встретиться с Вселенским Патриархом Всесвятейшим Варфоломеем завершились безрезультатно, ибо Вселенская Патриархия не сочла возможным, прикрываясь «пастырской озабоченностью», иметь диалог с раскольником.

Отказ Святейшего Патриарха Алексия II от визита в Грузию весной 2001 года вряд ли будет способствовать улучшению наших церковных связей.

Особо хочется ответить на Ваши следующие слова – « С другой стороны, как неоднократно сообщали мы Священноначалию Грузинской Православной Церкви, в Абхазии сложилась катастрофическая ситуация с окормлением православной паствы. Все предложения, которые мы выносили на рассмотрение Грузинской Церкви, дабы каноническим путем содействовать решению проблемы, категорически отметались». Что за пути решения проблемы предлагались Вами? Вы избрали один единственный путь, предполагающий направление в Абхазию священников Русской Православной Церкви. Осуществление этого предложения принесло бы такие же результаты, как и деятельность российских т.н. миротворцев – усиление недоверия между абхазами и грузинами. Все это происходило на фоне того, что Русская Православная Церковь ни разу не зафиксировала свою официальную позицию по этому конфликту.

К сожалению, складывается впечатление, что Священноначалие Русской Православной Церкви фактически действует в соответствии с пресловутыми российскими интересами в Грузии.

Основным условием решения церковной проблемы в Абхазии, учитывая «что Русская Православная Церковь не вмешивается во внешнюю политику Правительства России», является отказ Священноначалия Русской Церкви от вмешательства во внутренние дела Грузинской Церкви, включая отказ от контактов и поддержки раскольников. Уверяю Вас, что в этом случае грузины и абхазы скорее найдут путь к примирению.

И в завершении следует отметить, что Ваши обвинению в « Бездеятельности законной Церковной власти...» не только не соответствуют действительности, но и являются не совсем корректными. Святейший и Блаженнейший Илия II и Священный Синод нашей Церкви совершенно не разделяют Вашу оценку архипастырского служения Высокопреосвященнейшего Митрополита Цхум-Абхазского Даниила.

 

 

 

 

 

 

 

С любовью во Христе                    Авраам, Митрополит Чиатурский

 

 

14 марта 2002 года